Образцово-показательные протестующие — Росбалт

Новости

Несмотря на возбужденное уголовное дело о массовых беспорядках в Москве, в действительности российские протестующие демонстрируют исключительную законопослушность и ведут себя вполне добропорядочно. Иностранные журналисты, освещающие наши акции, удивляются мирному характеру протестов в РФ. Чем это можно объяснить?

Александр Конфисахор, кандидат психологических наук:

«Наш народ на самом деле не хочет войны, не хочет революций и явного, открытого противостояния с действующей властью в лице полиции в экстремальных формах. У нас, во-первых, заложена такая генетическая память, что это „ни к чему хорошему не приведет“. А, во-вторых, российские протестующие — это люди более-менее адекватные, и они пытаются использовать все возможные средства, чтобы изменения произошли без потрясений, без революций и всяких вооруженных вещей, потому что последствия могут быть совершенно непредсказуемые. Надо отдать людям должное, что они себя сдерживают, несмотря на реакцию силовых структур — более чем жесткую, более чем неадекватную.

Надо сказать, что и про „девяностые годы“ тоже особо экстремального нечего вспомнить, кроме ситуации 1993 года.

И вряд ли стоит сравнивать нашу ситуацию с Украиной. У Украины своя культура, свои традиции, своя историческая память. Там вообще всегда гордились, что они „особая нация“. А еще надо учесть, что Украина четко разделяется на регионы: в Западной и Восточной Украине люди не особенно похожи друг на друга.

Россияне в сравнении с соседями — люди более чем осторожные и адекватные, они не хотят доводить ситуацию до момента, когда уже обратного пути не будет».

Марина Литвинович, политолог, правозащитник:

«У демократических сил в нашей стране есть традиция: свои митинги, шествия, выступления проводить мирно. Весь опыт последних лет показывает, что если митинг согласованный, то никаких проблем никогда и не возникает. И даже если мы вспомним несогласованные акции, например, марши несогласных или митинги „Стратегии-31“, то там тоже никогда протестующие не применяли силу. Не было никаких разрушений, не били окна и т. п. Если кто силу и применял, то только сотрудники правоохранительных органов при разгонах этих демонстраций.

Еще один важный аспект: социальный слой, который сегодня выходит на митинги — это люди с образованием, высшим или неполным высшим, это люди творческих профессий, это люди научной и культурной элиты, студенчество. Именно для этого социального слоя естественно следовать закону. Там — те люди, которые исполняют законы и которые всегда настроены мирно».

Анатолий Баранов, публицист, главный редактор «ФОРУМ.мск»:

«Мы видим неоправданную даже не жесткость, а жестокость применения существующих законов. Законы приблизительно одинаковы в разных странах, но существует практика правоприменения. Где-то закон трактуется по-минимуму, а где-то за несущественное правонарушение человек попадает даже под уголовное преследование. Или вот, как сейчас Илья Яшин — практически за одно и то же он получил четыре подряд административных срока. Ну, поскольку люди у нас живут не в вакууме, а понимают, что им грозит, то вынуждены вести себя очень и очень осторожно.

Последствия в России несколько отличаются от последствий во Франции или в Англии. У нас на последних протестах задерживали людей — даже жестко задерживали, с травмами подчас, — из числа тех, кто на пробежку выбежал или случайно вышел, а его приняли за протестующего. И это уже не говоря о самих реальных протестующих. У нас, к сожалению, полиция работает неоправданно жестко.

Если у нас нет гражданской войны, то вести себя гражданам по отношению друг к другу надо мирно. Это касается и вооруженных граждан, и их даже в первую очередь. Они должны вести себя по отношению к невооруженным согражданам крайне корректно.

Перегибы, которые мы видим, провоцируют переход гражданского конфликта в конфликт вооруженный. Чтобы этого не произошло, люди вооруженные, облеченные властью и доверием власти, должны проявлять повышенную осторожность и корректность. Пока этого не наблюдается, а все происходит наоборот».

Евгений Понасенков, историк, режиссер:

«Главная проблема российского так называемого „протеста“ в том, что у него нет лидеров-интеллектуалов. Как можно чего-то требовать, не имея цели? Все соцсети в перепостах глупейших фраз „сколько пришло прекрасных лиц“, а потом, простите, „мастурбация“ на кадры избиения этих лиц. Это цель? Если вы хотите „прекрасные лица“ — идите в картинную галерею, на мои лекции или на сайт знакомств. Если вы хотите быть избитыми безо всякого толку и смысла — идите в клуб мазохистов.

Цель — это власть. Для достижения цели должны быть средства. Размахивать ксероксом Конституции против архантропов с палками — это кретинизм. Откройте книги по истории: там всегда есть главы „борьба за власть“. Это именно борьба — это не инфантильные цитирования теоретических писаний. Смешно каждый день писать, что в стране фашизм — и потом удивляться, что несогласованный митинг разогнали. Это просто неадекват.

Я со студенческих лет уже публиковался в политических журналах, вел рубрику в еженедельнике „Власть-Коммерсантъ“. Я с начала двухтысячных годов громко заявлял, что так будет, в 2003 году я опубликовал ставшую известной статью „Москва — Третий Рейх“. Меня тогда все читали, но никто не слушал. Даже хороший человек — Боря Немцов. Все верили Путину и в возможность договориться с чекистами. Это ошибка. Теперь уже поздно вякать и размахивать ксероксами, они захватили все ресурсы. Теперь нужно, чтобы быдло донищало и вышло протестовать уже без дурацких бумажек и лозунгов.

Основные проблемы — бездарность псевдолидеров протеста и инфантильность митингующих».


Федор Бирюков, директор Института Свободы, политик:

«Главное различие, которое я вижу, нынешних протестов по сравнению хотя бы с протестами 2011—2012 года, заключается в том, что в нынешних полностью отсутствует политическая составляющая. Нет политических лидеров, нет партий, которые бы олицетворяли протестную силу. Протест носит исключительно негативный характер. В 2011—2012 году были еще какие-то определенные фигуры, личности, которые вели людей за собой. Сегодня протест абсолютно слеп, и он, на мой взгляд, является постановочным действием, которое может быть выгодно сразу нескольким сторонам — и либеральному лобби во власти, в политическом классе, и зарубежным акторам, и кому-то еще.  Я бы назвал его — слепой или безликий протест.

У нас вообще с 1993 года, когда действительно было радикальное противостояние оппозиции и власти, никаких особо радикальных действий оппозиции и не было.

В уличных акциях в наиболее радикальной форме всегда принимают участие не забредшие по зову сердца горожане, а специально обученные боевики. Отсутствие серьезного силового противостояния сегодня можно объяснять отсутствием такой задачи. Такую задачу никто не ставит. Нынешние протесты являются элементом большой игры внутри элит политического класса. Никто не ставит на силовое противостояние по типу парижского — „желтых жилетов“ и полиции. У нас сейчас разворачивается — если угодна старая метафора Ги Дебора — общество спектакля».

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий