«Оптимизация» дошла до психбольных — Росбалт

Новости

Люди оказываются в интернате, когда нет других возможностей для жизни и социализации.

Министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин заявил, что почти половина — до 45% — пациентов психоневрологических интернатов (ПНИ) может быть по итогам обследования переведена на домашние формы социального обслуживания, на «сопровождаемое проживание» дома или в замещающих семьях.

С учетом того, что в России, по данным Роструда, насчитывается свыше 155 тыс. пациентов ПНИ в почти 600 учреждениях, и из них 112 тыс. являются недееспособными, заявление министра вызвало вопросы. Медики, работники социальных служб и общественники-волонтеры заговорили о нереалистичности и более того — об опасности заявленных целей.

Кандидат психологических наук, доцент РостГМУ Игорь Хмарук считает исполнение идеи невозможным. «Это волюнтаризм. Последствия будут только негативные. Люди, которые находятся в психоневрологических интернатах, именно потому там и находятся, что их родственники не в состоянии обеспечить надлежащий уход. Поверить в то, что это сейчас будут делать какие-то другие люди, у меня нет никаких оснований. Мы получим большое количество драматических последствий. У кого-то будет обострение болезни, а для кого-то это будет фатально», — подчеркнул эксперт.

Врач-психиатр Игорь Лазарев предположил, что мы наблюдаем один из шагов по «оптимизации», сокращению госрасходов на медицину и соцобслуживание. «Я вижу, что это — звенья одного процесса. Когда я работал в психиатрической больнице, то увидел, как за год моей работы сократили половину больницы. Но перевод психически больных людей на амбулаторное получение помощи подчас заканчивается нехорошо. Пациенты бывают тяжелые, с обострениями, и они могут нести и социальную опасность. В интернатах же находятся люди, которые не могут обойтись без ухода, лишенные дееспособности, находящиеся на постоянном лечении. Что станет с ними? Кто будет осуществлять постоянное лечение, кто будет просто следить за пациентами, ведь некоторые не могут даже ухаживать за собой? Вопросов у меня возникает все больше, и я не представляю реализации предложенного», — сказал врач.

Игорь Лазарев напомнил, что люди помещаются в ПНИ пожизненно, когда уже нет других возможностей для жизни и социализации человека в обществе. «Когда человек еще в состоянии обслуживать себя самостоятельно, он может находиться периодически дома, а периодически — в больнице. Но когда он уже не может обслуживать себя без посторонней помощи, то он едет в интернат. При обострении, если развивается психоз, его направляют в больницу, где он находится под наблюдением. А теперь инвалиды I или II группы начнут ходить по улицам без наблюдения, без помощи?.. У меня это в единую картину не укладывается. Психиатрическая служба складывалась десятилетиями, а теперь вдруг разрушается у нас на глазах за последние десять лет. Ничего хорошего в этом нет», — отметил психиатр.

Новости из Минтруда РФ оказались полной неожиданностью и для общественников, благотворителей, которые занимаются поддержкой больных людей, обитателей психоневрологических интернатов.

Планы правительства перевести 45% пациентов ПНИ на домашние формы соцобслуживания в данный момент выполнить нельзя, уверена исполнительный директор общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности» Марьяна Соколова. Людям, находящимся в интернатах, нужен большой объем помощи и реабилитационной работы.

«Почти половина больных буквально в течение одного-двух-трех лет вдруг выйдут из психоневрологических интернатов на домашнее обслуживание? Это невозможно. К сожалению, у нас сегодня нет инфраструктуры, качественных услуг и квалифицированных специалистов, которые бы позволили обеспечить ответственное сопровождение этих людей на дому. Есть работа в этом направлении, куда-то мы двигаемся, можно что-то здесь менять, предлагать, создавать какие-то модели, но все равно это пока — локальный, частный опыт. Подготовленных сотрудников совершенно недостаточно — не тех, что просто раз в день приходят и приносят еду», — прокомментировала Марьяна Соколова.

Президент фонда «Соратники» Луиза Гагарина убеждена, что ломать работающую систему категорически нельзя. «Я лично не слышала высказываний Максима Топилина, но то, что передают, звучит абсурдно. К этому вопросу вообще надо подходить очень осторожно. Как вы себе представляете реализацию предложенного? Людей поместили в интернаты на основании показаний медицины, социальной защиты, по заявлениям родственников. А на каком основании мы вправе менять их судьбы — открывать двери интернатов, чтобы они все умерли? Этот опыт уже проходили в других странах, в Италии, в Америке. И там половина людей, оставленных без постоянной помощи, померла. Я много лет работаю „на земле“ — в психоневрологических интернатах, езжу к этим людям. Да, есть вопросы, возможно, нужны корректировки. Но так резко менять ситуацию никто не вправе», — уверена Гагарина.

Во многие властные органы давно пришли «экономисты», которые все проблемы переводят в плоскость финансовых отношений. И если для хозяйственных ведомств это приемлемо, то для социальных структур последствия все чаще оказываются разрушительными и даже смертельными.

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий