Пока нет силы, способной мутить воду

Новости

Появление новых игроков в регионах и оживление партийной системы вполне ожидаемо в среднесрочной перспективе, полагают эксперты.

Нет прямой зависимости между тем, хорошо живется людям или плохо и их политической активностью.

Нынешнее относительное спокойствие в российских регионах держится сегодня не на их благополучии и решении всех социально-экономических и политических проблем, а на отсутствии там значимых политических лидеров. Это один из выводов, следующих из результатов мониторинга социально-экономической и политической напряженности в регионах России с 2015 по 2017 год, презентацию которого провел Комитет гражданских инициатив (КГИ).

«Спокойствие держится на одном — на том, что внутри элит нет значимого игрока, способного вести какую-то контркампанию. То есть, грубо говоря, нет силы, способной мутить воду», — отметил в этой связи один из авторов исследования политолог Александр Кынев.

Он уверен, что «вся система в регионах сегодня держится на десубъективизации политики, на исчезновении из нее игроков, которые в состоянии сформулировать свою собственную повестку».

В то же время, отмечает эксперт, не стоит заниматься «примитивной конспирологией». По его словам, «любой, кто занимается протестной активностью, хорошо знает — если нет объективных оснований для протеста, нет проблемы, то все усилия политиков создать какое-то значительное движение заканчивается ничем».

«Массовость невозможно создать никакими технологическими приемами. Если мы видим тысячи людей (на улицах) — не надо искать какого-то обиженного подрядчика», — уверен политолог.

На презентации не раз в связи с этим упоминались массовые протесты, произошедшие в этом году совершенно по разным поводам в Кемеровской и Московской областях. В первом случае массовый выход граждан на улицы столицы Кузбасса был вызван пожаром в торгово-развлекательном центре, в результате которого погибли 60 человек, в том числе 41 ребенок, а также попыткой местных властей, как считали многие кемеровчане, скрыть правду о реальном масштабе трагедии. В Подмосковье причиной протестов стало резкое ухудшение экологической ситуации из-за мусорных полигонов.

Кынев убежден, что деперсонализация политики не может длиться бесконечно и система с низким качеством государственных институтов в средней перспективе может начать рушится. По его мнению, появление новых игроков в регионах, оживление партийной системы в среднесрочной перспективе вполне ожидаемо. «Все понимают, что нынешняя партийная система поддерживается искусственно», — говорит он.

По словам эксперта КГИ Алексея Титкова, экономические проблемы ряда российских регионов «остаются на несколько лет вперед». Речь, отмечает он, идет о проблемах с задолженностью местных бюджетов, инвестициями. Впрочем, эти вопросы, считает политолог, не критичны. А вот в том, что касается общего фона протестной активности, то по данным эксперта, «протестов становится больше», причем растут они в регионах с «относительно более гибкой и адекватной ситуацией». «Там, где жители традиционно более активны, там политикам и администраторам приходится это так или иначе учитывать», — пояснил он.

Титков отмечает, что «протесты социального типа чаще происходят не там, где социально-экономическая ситуация действительно хуже. Наоборот, они происходят в регионах с относительно высокими доходами и более прочным бюджетом». Во всяком случае, по его словам, «нет прямой зависимости между тем, хорошо живется людям или плохо» и их политической активностью.

Более того, два примера протестной активности последнего года (Московская область и Кемерово) скорее связаны с проблемами экономического роста, считает эксперт. «Большие торговые центры появляются тогда, когда у людей становится больше доходов, когда растет экономика и растет предложение, а такая неприятная вещь, как мусорные свалки, по большому счету, тоже издержки того, что больше людей увеличивают потребление, и в итоге появляется больше отходов», — говорит он.

Политолог Николай Петров в свою очередь отметил нарастание репрессивного воздействия центра на региональные элиты. По его словам, с 2015 года «два процента высшего слоя региональных элит ежегодно подвергаются серьезным уголовным наказаниям. За 2015—2016 годы три губернатора и тридцать заместителей региональных начальников подверглись уголовному преследованию. В 2017 году под уголовные статьи попали двое руководителей субъектов Федерации и девять вице-губернаторов или зампредов регионального правительства и один мэр города».

По оценке Петрова, «несколько меньшее количество попавших под уголовное преследование в 2017 году руководителей регионов вполне компенсируется резкими, радикальными заменами губернаторов».

Особенно заметны эти процессы на примере смены руководства национальных республик, считает он. «Если раньше мы видели более внимательное и даже „нежное“ отношение к этническим республикам со стороны федерального центра, то сегодня в Дагестане отрабатывается модель радикальной смены всей верхушки», — отмечает эксперт. По его убеждению, в перспективе это «может привести к очень серьезным и трудно просчитываемым сейчас изменениям тех сложных этно-клановых балансов, которые имеются в том же Дагестане».

Подход федерального центра к решению проблем этнических республик, считает Петров, сегодня состоит в том, что в Москве считают, что «технократ, не связанный с конкретным регионом, может получить назначение на пост его руководителя и решать местные проблемы». Однако, по мнению эксперта, «это не решает проблему на перспективу, а скорее загоняет ее внутрь, усиливая риски для всей политической системы».

Александр Желенин

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий